Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:09 

Olyanka
Am I...ginger?
14.12.2014 в 21:30
Пишет Волчица Юлия:

Отличное интервью с Люком Эвансом.
«Лента.ру»: Трилогия подходит к концу. Какие чувства испытываете?
Эванс: Грусть и блаженство одновременно. Если помните, в первом фильме меня не было, и я, как дурак, ждал целый год, чтобы увидеть себя на экране в образе Барда Лучника. И вот я, наконец, дождался триумфа моего персонажа, и это потрясающе! При этом, конечно, очень печально, что все заканчивается. Это большая глава не только в моей карьере, но и для всех тех, кто имел отношение к этой франшизе. Я был только в двух из шести фильмов, и мне уже дико грустно, а представьте каково Йену МакКеллену! Или самому Питеру Джексону, который провел в Средиземье, за исключением редких вылазок, последние 16 лет.

Ваши коллеги, все как один, жалуются, что им пришлось провести полтора года вдали от дома. А для вас что было самым трудным?
Вдали от дома мне даже понравилось, потому что длительные путешествия и новые знакомства облагораживают, так и передайте этим нытикам! (Смеется.) А что касается трудностей — мне все же пришлось легче всех, потому что я играл человека. Не гнома, не эльфа, не хоббита и даже не мага, а самого что ни на есть homo sapiens. Мне не надо было постоянно думать о смешной походке, каждое утро пытаться не заснуть в кресле гримера, накладывающего на лицо адские тонны латекса. Не надо было в каждой сцене соревноваться за зрительское внимание еще с пятнадцатью бородатыми чуваками. Я, наконец, разговаривал со своим собственным акцентом. Проще говоря, не роль, а подарок судьбы! Кстати, мне не только позволили сохранить в кадре свой валлийский акцент, но и под это дело набрали всех актеров Озерного города в Уэльсе. Даже бедных детей Джеймса Несбитта, которые играли моих дочь и сына, заставили разговаривать с таким акцентом, хотя они ирландцы! Я даже не знал, что мне по этому поводу чувствовать — неловкость или гордость за свой народ.

А давалось с трудом? А то как-то неприлично – у всех мучения, а у вас – каникулы.
Ну, хорошо, уговорили — физически было очень трудно. Особенно в «Битве пяти армий». Каждые пять минут приходилось прыгать выше головы. Питер Джексон в этом плане маньяк — он не успокоится, пока не получит достаточно материала со всех ракурсов. Приходится повторять миллион раз, даже если в каждом из дублей ты выполняешь опасный трюк и выкладываешься на 150 процентов. Кстати, прежде чем начать снимать, режиссер на самом себе испытывает все то, через что должны пройти актеры. Я такого никогда в жизни не видел, честное слово! Иногда, бывало, приезжаешь на съемочную площадку, а там Питер встречает тебя в штанах, которые он разодрал в клочья, прыгая с крыши. Стоит и улыбается, весь облитый чаем из кружки, которую он никогда не выпускает из рук.


Каково было драться с драконом?

Не знаю, этот гад на съемки так и не явился. (Смеется.) Вместо него мне пришлось драться с огромным зеленым пенопластовым шаром, который выглядел не столь угрожающе. Вот, кстати, был еще один трудный момент — к началу съемок этой сцены я не имел ни малейшего представления, как будет выглядеть Смауг. Питер просто дал мне очень расплывчатые параметры, добавив, что «он примерно как Годзилла, только распластанный по земле». Вот спасибо, помог так помог!

А голос Бенедикта Камбербэтча не помог воодушевиться?
Кто ж знал, что Смауга озвучивает Камбербэтч?! Конечно помог бы. Достаточно услышать его голос, как все — перед вами огромный огнедышащий ящер с дурными намерениями. (Смеется.)

Странно, что в наш век кто-то жалуется на хромакей, вы же актер, должны включать воображение по заказу.
Вы переоцениваете роль актера, обычно воображение в фильме включают совсем другие люди, а мы всего лишь послушно делаем, что нам говорят. (Смеется.) Но вообще, проблема не в недостатке воображения, а в том, что я, будучи театральным актером, привык взаимодействовать с коллегами и создавать так называемую «химию». Это бесценно, и мало что в нашей профессии приносит столько же удовлетворения. Поэтому, проводя весь день с самим собой и взаимодействуя с пустотой, чувствуешь себя очень одиноко. Помните ту сцену во втором фильме, где я привожу гномов к себе домой, усаживаю их за стол и выкладываю перед ними свое неказистое оружие? Так вот, я в тот день на площадке был один, в зеленой комнате, разговаривал с палками, торчащими из скамьи. И в перерывах между дублями слышал, как все остальные веселятся в другом зале. Вот класс! Совсем стыд потеряли, изверги.

Но вы согласны, что это тоже актерство?
Да, само собой, это просто новый вид актерского ремесла — отыгрывание сцены с пустотой. (Смеется.) Научиться этому можно только в том случае, если тебя зовут на крупные проекты со спецэффектами. Не всем так в жизни везет. В конце концов, тут не было другого выхода, как использовать «зеленый экран»: Ричард Эрмитедж (исполнитель роли короля Торина Дубощита) в жизни выше меня, а по фильму он должен быть мне по плечо. Так что все это было продиктовано технической необходимостью. Но все равно мне было очень уныло и одиноко.

А чтобы научиться стрелять из лука, пришлось тренироваться?

Он запутался в "своих" детях - ДОЧКИ Несбитта играли его дочерей, а не дочку и сына. )))))
А интервью классное! Какое у него шикарное чувство юмора. )))))
Еще как! Нас тренировала огромная группа каскадеров, большая часть которых работала с Питером над «Властелином колец». Так что да, мы много практиковались, стреляли по мишеням, сбивали плюшевых медвежат с крыш...

О нет, вы стреляли в плюшевых медвежат?! Это бесчеловечно!
Они всего лишь пали жертвами войны в Средиземье, не переживайте так. (Смеется.) Но это еще ничего, в какой-то момент мы уже готовы были перейти на людей, но куратор по физподготовке сказал, что все, баста, мы уже достаточно натренированы, так что можно остановиться и идти стрелять в орков и драконов.

А были моменты, когда вы опускали руки и говорили, что не можете больше продолжать?
Нет. Как только начинаешь допускать такие мысли — все, можно прощаться с ролями в блокбастерах, да и вообще с карьерой. Нельзя опускать руки даже в моменты, когда стоишь на крыше, на 10-метровой высоте, и знаешь, что тебе надо скатиться по ней вниз на тросе. Стоишь и смотришь, как крышу натирают глицерином, чтобы было легче скользить, и думаешь: «Они уверены, что я справлюсь. А раз они уверены, то и у меня нет причин сомневаться». Но это часть моей работы, ничего не попишешь.

Да и для резюме полезно.
Ага, отдельным пунктом надо записать — «скатываюсь по крышам». (Смеется.) Сразу после «кусаю шеи» и «превращаюсь в летучих мышей». Мое резюме — очень интересное чтиво!

Но есть что-то такое, что вы ни за что не стали бы делать?
(Задумывается.) Помните, в «Индиане Джонсе» есть такой момент, когда героине приходится засовывать руку в дыру с жуками? Пожалуй, вот это я бы делать не стал. Всему есть предел. Я лучше 50 раз подряд скачусь с крыши.

Еще пять лет назад вас совсем никто не знал, а теперь у вас карьера идет как по маслу — «Форсаж 6», «Дракула», «Хоббит»... Наверное, приятно в данный момент быть Люком Эвансом?

Не буду лукавить, очень приятно. К тому же «Дракулу» и третьего «Хоббита» в прокате разделяет чуть больше месяца, и кто-то может даже сказать «Как же надоел этот Люк Эванс, он везде!» (Смеется.) Но это удивительное чувство: я каждое утро просыпаюсь и начинаю себя щипать, на всякий случай, а то вдруг мне все это снится. Я даже, не поверите, наслаждаюсь каждой минутой общения с прессой, а этим может похвастаться далеко не каждый актер!

(с) lenta.ru/articles/2014/12/11/evans/




URL записи

@темы: English? British!, I am SherLocked, Ian McKellen, If more of us valued food and cheer and song above hoarded gold, it would be a merrier world., Luke Evans, Richard Armitage, Хоббитания, Я личность творческая - хочу творю, хочу вытворяю.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник Олянки

главная